November 12th, 2017

1.

Похоже русских на придворные балы пускать было запрещено

Как известно русских среди царей нет, это было строжайше запрещено и даже жениться на русской женщине императору было нельзя. Весь правящий класс тогда говорил по французски и немецки гораздо лучше чем по русски, да и по крови этот инородческий интернационал был очень далёк от русских. При этом русские выполняли всю тяжёлую и грязную работу в империи, нищий, ограбленный, умирающий с голоду крестьянин был именно русским.
Вообще отношение русских к правящим ими инородцам заслуживает отдельного разговора. Знаменитый русский  генерал Ермолов знал: “первое свойство, которое приписывает русский солдат начальнику иноземцу, есть измена”. В то же время он видел, что Александр I буквально окружил себя немцами, коих возвел на самые высокие должности. А однажды, когда император спросил Ермолова о желаемой награде, тот невозмутимо ответил: “Произведите меня в немцы, государь!”.
Рассказывают, что как-то Ермолов ездил на главную квартиру Барклая де Толли, где правителем канцелярии был некто Безродный. “Ну что, каково там?” – спрашивали его по возвращении. – “Все немцы, чисто немцы - отвечал Алексей Петрович. Я нашел там одного русского, да и тот Безродный”. Однажды Ермолов явился в штаб Витгенштейна. Толпа генералов окружала главнокомандующего: Блюхер, Берг, Йорк, Клейст, Клюкс, Цайс, Винценгенроде, Сакен, Мантейфель, Корф. Немцы громко галдели на голштинском, швабском, берлинском и прочих диалектах. Ермолов вышел на середину зала и зычно спросил: “Господа! Здесь кто-нибудь говорит по-русски?”. Но русскость для Ермолова было понятие не этническое, а скорее культурное.
http://magazines.russ.ru/bereg/2008/21/be29.html

wZ6fijA00RU (1)
1.

Поток убедительнейших фактов продажности Ленина

Оригинал взят у burckina_faso в История Великого Октября
Хороший текст, что там и говорить: СЕРГЕЙ КРЕДОВ·6 НОЯБРЯ 2017 Г.

Убедили  меня Бондарчук-Парвус, Хабенский-Троцкий-Колчак и Миронов-Ленин.  Большевики были агентами иностранных разведок, шестерками Ротшильдов и  Рокфеллеров. Против фактов, а также могучего  дарования перечисленных мастеров культуры, не попрешь. Живо  представляю, как все происходило.

Первый разговор у Ленина состоялся, конечно, с немцем Людендорфом на конспиративной квартире, в Швейцарии еще.

Людендорф: «Вы поняли, Ленин, что надо сделать, как приедете в Россию»?

Ленин: «На память не жалуюсь. Штыки в землю, мир без аннексий и контрибуций.  Опубликуем секретные протоколы. Позже посла вашего убьем, хе-хе».

Людендорф  мрачнеет: «Этого мало. Как вы невнимательны, агент. Непременно –  фабрики рабочим, землю - крестьянам. И возьмитесь за ликвидацию  неграмотности. Тоже ваша беспризорность очень нас беспокоит. Мы вам  выделяем своего лучшего агента, он поляк. Пусть создаст эту…ВЧК. Кстати,  заодно не даст вашим графам и князьям вывезти ценности к нам за рубеж.  Мы его проинструктируем. Пройдет по особнякам, сейфы поищет. Они там золота понапрятали на вывоз немерено. Нам этого барахла не надо, свое ставить негде».

Ленин: «Многовато выходит за пломбированный-то  вагон, а? Про неграмотность и беспризорность не было базару. Еще  прикажете бесплатную медицину вводить. Добавить бы».

Collapse )