konrad1975 (konrad1975) wrote,
konrad1975
konrad1975

Category:

Жрец морали, такая вот у человека работа /для 1907 года мощно/

Это сокращённый вариант текста Максима Горького 1907 года, полность Жрец тут:http://az.lib.ru/g/gorxkij_m/text_1907_zhretz_moraly.shtml
Почитайте очень интересно.

-- Я -- профессиональный грешник, -- сказал он и добавил: -- Моя специальность -- преступления против общественной морали. Я приведу вам несколько фактов из моей деятельности, чтобы вам было понятно, кто я... Помните,  в газетах писали о человеке... то есть о пьянице? Скандал в театре? Это -- я. Заметка под заголовком "Зверь, истязатель детей" -- тоже мною вызвана, как и другая -- "Муж, продающий свою жену"... Человек, преследовавший на улице даму нескромными предложениями, -- это тоже я... Вообще, обо мне пишут не менее одного раза в неделю и всякий раз, когда требуется доказать испорченность нравов...

-- Хм! -- сказал я тоном философа. -- Что же, вам доставляет удовольствие этот род занятий?

-- Когда я был молод -- это забавляло меня, -- ответил он. -- Но теперь мне уже сорок пять лет, я женат, имею двух дочерей... В таком положении очень неудобно, когда вас раза два-три в неделю изображают в газетах как источник порока и разврата.

-- Это у вас болезнь?

-- Нет, профессия. Я уже сказал вам, что моя специальность -- мелкие скандалы в публичных местах... Другие в нашем бюро занимаются более ответственными и крупными делами, например; оскорбление религиозного чувства, совращение женщин и девиц, кражи на сумму не выше тысячи долларов... -- Он вздохнул и пояснил: -- А я делаю только скандалы...

Он говорил, как ремесленник о своём ремесле. Его простота обезоруживала и возбуждала острое любопытство.

Помолчав, я поставил ему вопрос:

-- Сидели в тюрьме?
-- Три раза. А вообще я действую в размерах штрафа. Но штрафы платит, конечно, бюро... -- объяснил он.
-- Бюро? -- невольно повторил я.
-- Да, -- сказал он.
-- Много служащих?
-- В этом городе -- сто двадцать пять мужчин и семьдесят пять женщин...
-- В этом городе? Значит... и в других городах -- тоже бюро?
-- Во всей стране, конечно! -- сказал он, покровительственно улыбаясь.
-- Но... что же они... -- нерешительно спросил я, -- чем же они занимаются, эти бюро?
-- Нарушают законы нравственности, -- скромно ответил он, встал со стула, сел в кресло, потянулся и с откровенным любопытством стал рассматривать моё лицо. Очевидно, я казался ему дикарём, и он переставал стесняться.

-- Это интересно! Очень интересно!.. Только... зачем это?

Он засмеялся добродушным смехом взрослого над глупостью ребёнка, вынул часы, посмотрел на них и сказал:

-- У меня нет времени читать вам лекцию! Но, если я пришёл к вам, всё равно. Начатое -- нужно кончать. Мораль необходима для вас -- это нужно помнить! Почему она необходима? Она ограждает ваш личный покой, ваши права и ваше имущество -- иначе сказать, она защищает ваши интересы, понимаете? Если у вас есть красивая жена, вы говорите всем окружающим вас: "Не пожелай жены ближнего твоего". Если у человека есть деньги, волы, рабы, ослы и сам он не идиот -- он моралист. Мораль выгодна для вас, когда вы имеете всё, что вам нужно, и желаете сохранить это для себя. Мораль -- это страж ваших интересов, вы стараетесь поставить его в души людей, окружающих вас. Мораль всего строже там, где экономические противоречия нагляднее. Чем больше у меня денег, тем более я строгий моралист. Вот почему в Америке, где так много богатых, -- ими исповедуется мораль во сто лошадиных сил. Понятно?

-- Да, -- сказал я, -- но зачем же бюро?

-- Итак, мораль имеет целью внушить всем людям, чтобы они оставили вас в покое. Но если у вас много денег -- у вас множество желаний и полная возможность осуществить их, -- так? Однако большинство желаний ваших нельзя осуществить, не нарушая принципов морали... Как же быть? Нельзя проповедовать людям то, что отрицаешь сам: это и неловко, да и люди могут не поверить. Ведь они не все глупы...

1. Например: вы сидите в ресторане, пьёте шампанское и целуете очень красивую женщину, хотя она не жена вам... С той точки зрения, которую вы считаете обязательной для других, -- подобные занятия являются безнравственными. Но лично для вас -- такая трата времени необходима: это ваша привычка даёт вам массу наслаждений. И пред вами встаёт вопрос: как примирить проповедь воздержания от сладких пороков с вашей любовью к ним?

2. Другой пример: вы говорите всем -- не укради! Ибо вам крайне будет неприятно, если вас начнут обкрадывать, -- не так ли? Но в то же время, хотя у вас и есть деньги, -- вам нестерпимо хочется украсть ещё немного.

3. Третий: вы строго исповедуете принцип -- не убий! Потому что жизнь вам дорога, она приятна, полна наслаждений. Вдруг в ваших угольных копях рабочие требуют увеличения платы. Вы вызываете солдат, и -- трах! -- несколько десятков рабочих убито. Или: вам некуда сбывать товар. Вы указываете на этот факт вашему правительству и убеждаете его открыть для вас новый рынок. Правительство любезно посылает небольшую армию куда-нибудь в Азию, Африку и исполняет ваше желание, перебив несколько сотен или тысяч туземцев... Всё это плохо гармонирует с вашей проповедью человеколюбия, воздержания и целомудрия. Но, избивая рабочих или туземцев, вы можете оправдать себя указанием на интересы государства, которое не может существовать, если люди не станут подчиняться вашим интересам. Государство -- это вы, если вы богатый человек, разумеется. Вам гораздо труднее в мелочах, -- в разврате, воровстве и прочем. Вообще, позиция богатого человека -- трагическая позиция. Ему положительно необходимо, чтобы все любили его, все воздерживались от покушений на целость его имущества, чтобы никто не нарушал его привычек и все относились целомудренно к его жене, сестре, дочерям. В то же время для него не только нет необходимости любить людей, воздерживаться от воровства, целомудренно относиться к женщинам и так далее -- напротив! Всё это только стесняет его личную деятельность и безусловно вредно для успеха его работ. Обычно -- вся его жизнь сплошное воровство, он грабит тысячи людей, целую страну, это необходимо для роста капитала, то есть для прогресса страны, -- вы понимаете? Он развращает женщин десятками, -- это очень приятное развлечение для праздного человека. И кого ему любить? Все люди делятся для него на две группы -- одну он обворовывает, другая конкурирует с ним в этом занятии.

Довольный своим знанием вопроса оратор улыбнулся и, бросив окурок сигары в угол комнаты, продолжал:

-- Вот почему моралисты стараются вколотить принципы морали внутрь людей, а сами всегда носят их снаружи, как галстухи и перчатки. Далее: как убедить людей в необходимости для них подчинения законам морали? Никому не выгодно быть честным среди жуликов. Но если невозможно убедить -- гипнотизируйте! Это всегда удается...

Он утвердительно кивнул головой и, подмигнув мне, повторил:

-- Невозможно убедить -- гипнотизируйте! Бюро, в котором я служу, занимается гипнозом общественного мнения. Это одно из оригинальнейших учреждений Америки -- прошу заметить! -- с гордостью сказал он. Вы знаете, что наша страна, -- говорил он, -- живёт только одним стремлением -- делать деньги. Здесь все хотят быть богатыми, и человек для человека только материал, из которого всегда можно выжать несколько крупинок золота. И вся жизнь есть процесс выжимания золота из мяса и крови человека. Народ в этой стране -- как и везде, я слышал -- руда, из которой добывают жёлтый металл, прогресс -- это концентрация физической энергии масс, то есть кристаллизация мяса, костей и нервов человека в золото. Жизнь построена очень просто...

-- Это ваш личный взгляд? -- спросил я.

-- Это? Конечно, нет! -- сказал он с гордостью. -- Это просто чья-то фантазия... Я не помню, как она попала в мою голову... Я пользуюсь ею, только когда говорю с чужими людьми... Продолжаю. Народу здесь некогда заниматься пороками -- для этого не остаётся свободного времени. Часы напряжённой работы так истощают человека, что он уже не имеет ни сил, ни желания согрешить в час отдыха. Людям некогда думать, у них нет силы желать, они живут только работой, для работы, и это делает их жизнь очень нравственной. Высшие классы общества могут гордиться поведением низших, но в то же время такое поведение стесняет свободу действий богатых. Они имеют деньги -- значит, они имеют право жить как хотят, не считаясь с моралью. Богатые -- жадны, сытые -- чувственны, праздные -- порочны. Бурьян растёт на жирной почве, разврат -- на почве пресыщения. Что же делать? Отрицать мораль? Это -- невозможно, ибо это -- глупо. Если тебе выгодно, чтобы люди были нравственны, -- умей скрывать свои пороки... Вот и всё! В этом не много нового...

Он оглянулся и ещё понизил голос.

-- И вот представители высшего общества в Нью-Йорке напали на одну удивительно счастливую мысль. Они решили учредить в стране тайное общество для явного нарушения законов морали. Был собран, путём вкладов, солидный капитал, и в разных городах страны открыты -- негласно, разумеется -- бюро для гипноза общественного мнения. Наняли разных людей, вроде вашего покорного слуги, и возложили на них обязанность совершать преступления против нравственности. Во главе каждого бюро стоит надежный и опытный человек, руководящий действиями служащих и распределяющий занятия... обыкновенно он редактор какой-нибудь газеты.

-- Я не понимаю целей бюро! -- тоскливо сказал я.

-- Очень просто! -- отозвался он. Я уже сказал вам, что низшие классы, по недостатку времени, мало грешат. А ведь необходимо, чтобы нравственность нарушалась. Наше бюро занимается тем, чтобы создавать массу мелких скандалов для прикрытия крупных преступлений. Например, в городе разносится слух о том, что одно уважаемое и почтенное лицо бьёт свою жену. Бюро немедленно поручает мне и нескольким товарищам побить наших жён. Мы -- бьём. Жёны, конечно, посвящены в дело и кричат очень громко. Об этом пишут все газеты, и шум, поднятый ими, заставляет забыть о слухах по поводу отношений почтенного лица к его жене. Какое значение имеют слухи, когда налицо факты? Или: начинают говорить о подкупе сенаторов. Бюро немедленно организует ряд подкупов полицейских чинов и разоблачает их продажность перед публикой. Снова слухи исчезают перед фактами. Некто из высшего общества оскорбил женщину, тотчас же в ресторанах, на улицах создаётся ряд оскорблений женщин. Поступок представителя высшего света совершенно исчезает в ряду однородных поступков. И так всегда, во всём. Крупная кража засыпается кучей мелких краж, и вообще все крупные преступления подавляются грудами мелочей. Вот -- деятельность бюро.

Он подошёл к окну, осторожно взглянул на улицу и снова сел на стул, продолжая тихим голосом:

-- Бюро постоянными криками о нарушении законов морали забивает народу голову мелкими скандалами, организованными для прикрытия порочности богатых. Народ находится всегда в состоянии гипноза, ему нет времени думать самостоятельно, и он только слушает газеты. Газеты принадлежат миллионерам, бюро организовано ими же... Вы понимаете? Это очень оригинально...

-- Благодарю вас! -- сказал я ему. -- Вы сообщили мне очень много интересного.

-- Д-да, это интересно, конечно! -- медленно и задумчиво произнёс он. -- Но -- меня это уже утомляет. Я семейный человек, три года тому назад я построил себе дом... мне хочется немного отдохнуть. Это трудное дело -- моя служба. Поддерживать в обществе уважение к законам морали -- о! это, право, нелегко! Я нуждаюсь в совете... Я пришёл к вам узнать ваше мнение по моему делу... очень запутанное дело!

-- Говорите! -- предложил я.

-- Видите ли что, -- начал он, -- за последнее время среди представителей высших классов общества в южных штатах заводят любовниц -- негритянских девушек... Некоторые по три сразу. Об этом начали говорить. Жёны недовольны поведением мужей. В некоторых газетах получены письма женщин с разоблачением деятельности их мужей. Возможен скандал. Бюро немедленно же принялось за организацию ряда "контр-фактов", как это у нас называется. Тринадцать агентов -- и в их числе я -- немедленно должны завести любовниц-негритянок. По две и даже по три сразу...

Он нервно вскочил со стула и, приложив руку к карману сюртука, заявил:

-- А я не могу сделать это! Мне жена не позволит, вот что главное! Наконец -- если бы одна негритянка!

-- Откажитесь! -- посоветовал я.

Он посмотрел на меня с сожалением.

-- Вот что, -- продолжал он, наклонясь ко мне, -- вероятно, у вас есть знакомые европейцы? Я уверен, что есть!

-- Зачем вам? -- спросил я.

-- Зачем? Я не могу взять на себя дело с негритянками. Судите сами: жена мне не позволит. Нет, я не могу...

-- Может быть, вы могли бы мне рекомендовать на это дело европейца? Кого-нибудь из бедных эмигрантов, а? Я плачу десять долларов в неделю, хорошо? Я буду сам ходить по улицам с негритянками... вообще я всё сделаю сам, он должен позаботиться только о том, чтобы родились дети... Вопрос нужно решить сегодня же вечером... Вы подумайте, какой скандал может разгореться, если это дело не завалить  разным хламом! В интересах торжества нравственности -- необходимо торопиться.

...Когда он убежал из комнаты, я подошёл к окну и приложил ушибленную о его череп руку к стеклу, чтобы охладить её.

===============================================================================================

Впервые напечатано в серии "Мои интервью" в "Сборнике товарищества "Знание" за 1907 год", книга пятнадцатая, СПб, 1907. Тогда же выпущено за границей отдельной брошюрой издательством И. Дитца, Штутгарт, 1906.






Tags: #Горький, #интересно, #тёмная история, интересно, люди, манипуляция, тёмная история
Subscribe

  • Про рок

    Не, это не про политику, это про музыку. Помните как в перестроечные времена была туева куча всяких рок-групп? Ну там песни протеста и всякая…

  • А кто помнит группу "Технология"?

    Денег нет, но держусь. Сейчас нагрёб по карманам монетами почти 500 рублей и всё это отнёс в магазин, продавцы обрадовались, говорят, что у них…

  • Близко

    Зря ударников почистили, а может и заменили на машину. Пусть бы было как раньше, а если не почистили, то многое и живьём на барабане можно сыграть.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments