konrad1975 (konrad1975) wrote,
konrad1975
konrad1975

Category:

Эпическая картина строительства и работы кирпичного завода в Молчаново

Вчера искал в интернетах фото Могочино и Молчаново советских времён, вместе с фото случайно откопал эпический текст про строительство кирпичного завода в Молчаново. Картины эпохи там показаны настолько ярко и изобилуют такими подробностями советской жизни 60-70-х годов, что я решил этот текст перепостить. Далее воспоминания  Гордеева П.Н., работавшего с 1966 года по 1980 год директором  завода. Текст я сократил и подредактировал, полностью он тут:https://molchanovozemlyachestvo.wordpress.com/

Фото 50-х годов со стройки в Молчаново, кирпичный завод строили на 20 позднее и там уже вместо тачек краны были, но пусть будет.


В первой половине шестидесятых годов геологами на севере Томской области были открыты месторождения  нефти. Всё это, потребовало большого количества строительных материалов. В то время в области хорошо была развита лесная промышленность, но катастрофически не хватало кирпича, железобетона, что сдерживало ход строительства.

Поэтому на одном из заседаний бюро обкома КПСС было принято решение о развитии базы стройиндустрии. Начато строительство Туганского завода силикатного кирпича, прошла реконструкция Асиновского кирпичного завода и завода №3 в г. Томске, увеличивал выпуск и расширял ассортимент З.С.М. (Завод стройматериалов). За счёт средств нефтяников в Томске строился Ж.Б.И.(завод железобетонных  изделий). Томлеспром строил кирпичный завод мощностью 12 миллионов кирпича в год в Белом Яре, строился завод в Бакчаре и в селе Мельниково Шегарского района, в состав которого входили кирпичные заводы в Кривошеино и Подгорном.

Это начало, далее развитие событий в Молчаново изобилующее удивительными подробностями и сценами жизни советских людей.


Руины бывшего лесозавода в Игреково, завод был построен из молчановского кирпича.

В Молчанове в то время был сезонный кирпичный заводик, который выпускал за летний сезон,  а, следовательно, и год 700-800 тысяч штук кирпича, что не могло удовлетворять даже текущие потребности района. Его выпуск, строго контролировался и распределялся райпланом.

В этой обстановке и стал рассматриваться вопрос о строительстве кирпичного завода круглогодичного действия, мощностью 8 миллионов штук кирпича в год в селе Молчаново. В ноябре 1966 года в райкоме было проведено совещание и было принято решено строящийся фанерный завод реконструировать на кирпичный завод круглогодичного действия.

23 ноября 1966 года меня пригласил для беседы первый секретарь РК КПСС В.П. Силуянов. В этой беседе он мне сообщил, что для выполнения намеченной задачи по строительству кирзавода райком намерен направить меня в промкомбинат в качестве директора. В течение двух лет с 1960 по 1962 год в этом промкомбинате я работал техноруком и хорошо знал специфику производства и положение дел на этом предприятии.

К этому времени бытовые цеха: швейный, сапожный, валяной обуви, фотография которые раннее входили в подчинение промкомбината были переданы вновь созданному комбинату бытового обслуживания.

В промкомбинате остались сезонные лесозаготовки, столярный цех и сезонный кирпичный завод. Коллектив состоял из 65 человек, план часто не выполнялся, были финансовые трудности, поэтому предложение принять промкомбинат  я принял без особого энтузиазма, но, подчиняясь партийной дисциплине, дал согласие. 7 декабря 1966 года я принял промкомбинат и наряду с выполнением обязанностей директора стал решать вопросы строительства завода.

В течении всего 1967 года строили главный корпус по документам фанерного завода, в котором после реконструкции планировалось разместить формовочное отделение и бытовые помещения кирзавода. Строительства этого объекта, несмотря на все понукания райкома шло как говорится ни шатко ни валко, да и не могли строители в силу слабости участка ускорить ход строительства. В это время в П.М.К. работало не более 70 человек, к тому же они вели, строительство нескольких других объектов и на всё у них не хватало силы. Такое положение продолжалось до июля-августа 1968 года.

В июле или августе (точно даты не помню) 1968 года первый секретарь Томского обкома КПСС Е.К. Лигачёв совершал длительную поездку по северу области, где шло освоение нефтепромыслов, по плану поездки при возвращении в Томск он делал остановку в Молчаново, с целью проверки хода строительства завода. На эту встречу были вызваны руководители областных управлений, заказчик в лице начальник местпрома Костюченко, подрядчик, управляющий треста Томсельстрой Заиграев,  руководители субподрядных организаций. Были приглашены шефы с Пятого почтового, приехал секретарь горкома города Северска, заместитель директора химстроя, а с ним три ведущих инженера. Собралась команда человек 20. Мужики все видные, крупные и каждый из них считал своим долгом быть на стройплощадке.


Руины лесозавода в Могочино, завод был построен из молчановского кирпича.

В назначенный день Лигачёв Е.К. не приехал, не приехал он и на следующий  только на третий день пришёл работник райкома и предупредил всех, что Егор Кузьмич приедет в три часа дня, поэтому предлагается всем, идти в столовую, пообедать и  к 3 часам быть на стройплощадке завода.  Все эти дни наехавшие гости не давали мне возможности заниматься своими текущими делами. Потому я на обед не пошёл, а занимался в кабинете самыми неотложными делами.

Примерно в два часа дня в окно своего кабинета я увидел, что на территорию стройки прошли два легковых УАЗа. Один из них я узнал, это была машина нашего райкома, я понял, что приехало высокое начальство, и я поспешил к нему на встречу, на стройплощадку. Подходя к ней, я увидел трёх мужчин. Один из них был наш секретарь райкома, второй председатель райисполкома. Я понял, что третий и есть Лигачев. Одет он был просто, поразили яловые сапоги, помятая серая шляпа, такой же серый плащ.

Секретарь РК Селуянов В.П. представил меня как директора строящегося завода, при этом не забыл подчеркнуть, что я направлен из аппарата райкома на трудный участок. Е.К. Лигачёв подал руку, представился и стал расспрашивать о финансировании, сколько освоено, когда планируется окончание строительства.

Во время этого разговора произошёл неприятный казус. Как я уже писал, что вызванные руководители в ожидании приезда Лигачёва целыми днями ходили по стройплощадке, их было человек двадцать, а рабочих строителей не более десятка. Рабочие ехидно посмеивались, что ходят тут бездельники, мешают работать. Вот бы им лопаты в руки и т. д. всё в этом духе.

В день приезда Лигачёва строителям выдали зарплату и некоторые рабочие в обеденный перерыв отметили день получки, а строили они в это время мягкую кровлю на главном корпусе. Укладывали пенобетон, поливали расплавленным гудроном и прикатывали ручным катком толь. Один из рабочих, выполнявших эту работу, раздетый по пояс, орудуя ручным катком, видимо изрядно принявший как говорят на грудь, видя пять человек на стройплощадке решил показать свой героизм. Он начал с высоты корпуса обзывать нас и бездельниками и лодырями. Предлагал нам своё рабочее место, и он посмотрит, на что мы способны. Всё это сопровождалось  крепкой нецензурной бранью.

Лигачёв спросил меня: «Кто это?». Я ответил, что это строитель, рабочий ПМК-938.Все присутствующие молчали, по лицу Лигачёва я понял, что он нервничал. Напряг мускулы, но себя сдерживал. После непродолжительной паузы, обращаясь ко мне сказал: «Давай директор показывай, как будет идти технологический процесс». Я повёл его и всех присутствующих в этот самый корпус и стал объяснять, где какое оборудование будет, установлено и какую роль оно будет выполнять в технологическом процессе. При этом я старался задержать его как можно дольше внутри корпуса, надеясь, что за это время уберут этого хулигана с крыши.

Осмотрев главный корпус, мы вышли на территорию завода. Рабочих на крыше не было, а в другом конце стройплощадки стояли полукругом прибывшие после обеда руководители. Лигачёв подошёл к ним поздоровался и сразу обратился к управляющему треста Томскстрой Заиграеву с вопросом, когда будут окончены строительные работы. Заиграев что-то  невнятно отвечал. Лигачев, сдерживаясь, всё это время, сорвался, обложил Заиграева матом. Сказал, научились искать причины и оправдываться, готовься на бюро райкома, рассмотрим вопрос о тебе и твоём паршивом тресте. Затем, обращаясь ко всем присутствующим, сказал в приказном тоне: «В шесть часов вечера всем быть  в райкоме с графиками окончания  работ». Затем подошёл к работникам пятого почтового.  Они стояли немного в стороне, поздоровался с каждым из них за руку и, обращаясь ко всем присутствующим, сказал, я вас попрошу тоже быть на этом совещании, а пока подумайте, как и чем можете помочь этим бездельникам. Сел в машину и уехал.

Все бросились составлять   графики, а работа   эта была довольно трудной и сложной. Наша задача как заказчиков заключалась в том, чтобы не только своевременно оплачивать выполнение работы, но и без задержек по графикам передавать в монтаж оборудование, нас особенно волновало нестандартное, которое должно было изготовляться на месте. В этом вопросе мы надеялись на помощь шефов из Пятого почтового.

Наконец в шестом часу переругиваясь и посмеиваясь, друг над другом все с графиками собрались в райкоме. Совещание вёл секретарь райкома В.П.Селуянов. Е.К.Лигачёв на совещании присутствовал, вмешивался в ход совещания редко, настроен был благодушно и даже много шутил. В  начале совещания взял слово начальник управления местной промышленности А.Г. Костюченко. Он обратился с просьбой к делегации пятого почтового, чтобы они взялись изготовить и вывезти в Молчаново всё нестандартное оборудование, в ответ секретарь горкома  города Северска Арбузов сказал, что они для этого сюда и прибыли с группой специалистов и готовы рассмотреть рабочие чертежи.


Руины хлебозавода, построено из молчановского кирпича.

На совещании ход строительства рассматривался по ходу строительства технологических линий и когда доходил вопрос до монтажа нестандартного оборудования я вырывал из альбома проектной документации нужный рабочий чертёж и передавал зам. Директора химстроя Журавлёву. Тот бегло рассматривал его и передавал рядом сидящему инженеру, их было трое, меня удивляла их оперативность, это были, молодые люди и чувствовалось, что они очень хорошо знают своё дело. Они внимательно осматривали чертежи и после короткого обсуждения  говорили, могут или нет исполнить. Называли дату исполнения и доставку в Молчаново и это, заносилось в протокол совещания.

По окончанию совещания кто-то из присутствующих предложил, начало работы и чтобы она шла ударными темпами отметить выездом на природу. В.П. Селуянов это предложение не только поддержал, но принял самое активное участие в его организации. Дали задание зам. пред. райисполкома В.И. Стремоусову подобрать для этой цели на берегу реки подходящее место. С Усть-Чулымской сплавконторы пришёл большой служебный катер, с рыбозавода привезли два ящика крупной свежемороженой стерляди.  Мы с Н.С.Якушкиным набрали всё остальное, что нужно было для такого мероприятия. Пикник провели за рекой, на северной стороне оконечности Былинского острова, проходил весело, с тостами, пожеланиями, затянулся до поздней ночи.  Этим и была завершена, в основном организационная работа и положено начало по строительству завода.

Спустя несколько дней после совещательной суеты состоялось заседание бюро РК КПСС, на котором был рассмотрен вопрос об ускорении темпов строительства кирзавода. Было принято решение объявить эту стройку народной.

Несмотря на напряжённые планы, промышленные предприятия: леспромхоз Молчановский, Могочинский лесозавод, Усть-Чулымская сплавконтора обязывались направить в распоряжение ПМК-938 от десяти до тридцати рабочих, руководители организаций и учреждений райцентра обязывались со своими коллективами в виде воскресников выходить на строительство завода по графику. Первым обязывался выйти заказчик, то есть коллектив промкомбината. Я собрал человек 30-35 рабочих, оставив рабочих только на самых необходимых участках, пошёл с ними в распоряжение строителей.

После нас по графику шёл коллектив райисполкома, председателем РИКА  в то время работал М.Ф. Ситников. Он закрыл учреждение и всех на стройку, сам в рабочей одежде, с лопатой через плечо, как солдат винтовку, шёл впереди, а все остальные за ним. Строители торопились до наступления холодов завершить строительство нулевого цикла (так они называют закладку фундаментов). Поэтому работы велись в любую погоду.


Руины шпалозавода.

Так в один день была холодная погода, шёл мелкий моросящий дождь, по графику в этот день вышли на стройку милиция, суд и прокуратура. Копали вручную траншеи под фундаменты сушильных камер, нужно было выкопать 24 траншеи, каждая примерно метров 20 длинной и метр глубиной. Технику применить было нельзя, а работающие люди возмущались, особенно судья Л.А. Медведева. Она была одета в старенькую  телогрейку, подпоясанную  верёвочкой, в выражениях не стеснялась, а выражаться она, в том числе и нецензурно, как бывшая фронтовичка, умела. Мало помогали и увещевания прокурора Ф.Т. Аникина, который копал соседнюю траншею и их можно было понять, ведь у всех их было уйма своих дел. Взять ту же судью, она была одна на весь район, а в районе в то время было более тридцати тысяч жителей.

Но выполнение графика строго контролировалось райкомом, а общий контроль над ходом строительства осуществлял зам. пред. Облисполкома А.И. Демчук. Руководитель он был крутой, требовательный, спуску  никому не давал, контроль держал постоянный, часто, поэтому поводу звонил мне. А вопросов и трудностей было много не только у строителей, но и у нас заказчиков, а особенно было сложно нам с вывозкой оборудования, которое прибывало по железной дороге и мы не успевали, не только вывозить, но и своевременно разгружать вагоны и на этой почве возникали частые конфликты с железной дорогой. Однажды дело дошло даже до областной прокуратуры.

Несмотря на все трудности и сложности завод строился, и строился благодаря усилиям района, ускоренными темпами. В срочном порядке Томск электросети от Кривошеино до Молчаново тянули высоковольтную электролинию, дело в том, что в то время Молчаново снабжал электроэнергией комхоз. Для чего у него было два дизель генератора мощности, которых  едва хватало, чтобы обеспечивать электричеством райцентр. А разовое потребность в электроэнергии завода было 400 кв.

На строительстве завода в некоторые периоды работало одновременно несколько субподрядных организаций, некоторые из них работали добросовестно, а за некоторыми из них нужен был глаз да глаз, так как старались столкнуть не только свой брак, но и чистейшую халтуру.

Из всех субподрядных организаций меня постоянно удивляла точность и добросовестность работников пятого почтового.

Ход строительства постоянно освещался в местной прессе. По-моему, единственный коллектив, который не принимал участие   в строительстве это коллектив редакции и типографии, но зато редкий номер районной газеты «Знамя коммунизма» выходил без обзора о ходе строительства завода, а репортажи давала, как правило, М. Двинянинова, которая была, по моему мнению, очень способным журналистом.

 Чтобы завод работал без сбоев, после окончания строительства мы послали группу своих рабочих в количестве 15 человек на третий кирзавод города Томска, чтобы они прошли там производственную практику. Не дожидаясь окончания строительства всего завода и сдачи его строителями, мы начинали обкатку оборудования, одновременно загружая его по технологической цепочке.

Подошло время приёмки завода госкомиссией. 27 июня 1970 года из Томска приехала большая делегация в составе руководителей и ведущих специалистов облместпрома, Томсельстроя, инженеров, руководителей субподрядных организаций.


Бывшие заводские гаражи из молчановского кирпича.

Комиссия принимала завод придирчиво, некоторые члены комиссии доходили до мелочей, но мы готовились к этому моменту, и поэтому приёмка проходила без особых замечаний. А если и появлялись замечания,  то в основном устранялись оперативно в ходе приёмки. Для чего Н.С. Якушкин  в начале дня привёл одну из лучших бригад рабочих,  и они в ожидании команды находились в красном уголке конторы кирзавода, а бригадир И.И. Бауэр и прораб Анищенко сидели в приёмной директора.

Комиссия заседала в директорском кабинете. Н.Якушкин сел у самой двери, в процессе работы комиссии, если возникали замечания в адрес строителей, Н.Якушкин просил разрешения у председателя выйти. Выходил в приёмную давал соответствующее распоряжение прорабу и бригадиру, а это были не только мелочи. Например, Г.Н.Торгаев потребовал, чтобы был построен мостик через водосточную канаву, отсутствие которого не даст возможности пожарной машине в случае загорания, подойти к котельной и механическому цеху.  Н.Якушкин, в очередной раз, получив разрешение председательствующих, ненадолго вышел. Часа через полтора или два комиссия ещё работала, тихонько открылась дверь, Н. Якушкин наклонился  к двери, о чём-то пошептался, после чего он доложил комиссии, что мостик готов. Торгаев не поверил, тогда председатель сказал, иди и проверь. Он сходил, придя, развёл руками и сказал: «Невероятно!».

Наконец комиссия завершила работу,  все члены комиссии подписали акт. Мы с Н.Якушкиным пригласили всех отобедать, для чего был откуплен малый зал столовой, которая в это время была на улице Димитрова через дорогу против современной церкви. Работники столовой, понимая ответственность момента, были на высоте, обед прошёл в нормальной дружественной обстановке и только один из работников облсофпрофа на халяву переусердствовал до такой степени, что в машину его выносили из столовой на руках. Правда, буквально через три дня пришёл приказ о его увольнении.

Приёмка завода отшумела, комиссия уехала, акт госкомиссии был подписан, завод стал считаться принятым в эксплуатацию, но кирпича он ещё не выдавал. Шла загрузка обжиговой печи, меня постоянно донимали телефонными звонками, когда выйдет первый кирпич. Я, конечно, знал не только день, но примерно часы, в какие выйдет первая вагонетка с кирпичом. Но эту дату я старался не называть, так как боялся, что вздумают по этому случаю проводить митинг, а я не любил шумных компаний, где было много  пустой трескотни. 29 июня в три часа дня по моим подсчётам должна была выйти первая вагонетка с готовым кирпичом.

Я пошёл на выставочную площадку, там уже было много народу,  видимо узнали об этом моменте от других работников завода, а это было несложно, на заводе об этом знали многие. На площадке были работники райкома, зам. председателя райисполкома В.И. Стремоусов вместе с председателем райплана. Из редакции журналист М. Двинянинова с фотокорреспондентом, почему то, видимо свободные от дежурства, работники милиции и пожарные, много любопытных зевак. Н.Якушкин приехал на грузовой машине, что бы сразу первые поддоны вести на стройку.  Окинув всех взглядом, я понял, что митинга не намечается и на том спасибо.

Наконец выкатили первую вагонетку, все стали рассматривать кирпич, а он на удивление вышел хорошего качества. Сразу стал вопрос, какой он марки. Лаборатории в то время на заводе не было, она не предусматривалась проектом. Кто-то из толпы предложил пригласить Трибунского, он был известен в селе как опытный печник. Сбегали за ним, кстати, жил он недалеко от завода, он пришёл сразу с мастерком, взял кирпич, осмотрел и начал мастерком колоть.

Он кололся и печник одобрил, сказал, что хорошо будет из него класть печи. Прочность определил следующим образом, взял кирпич, встал на доску, поднял кирпич на уровень подбородка и опустил его, он, ударившись о доску, не разбился. Трижды повторил печник эту операцию, кирпич не разбился. Тогда он в присутствии всех торжественно объявил, что кирпич не ниже марки 100. По цене этой марки мы и стали его реализовывать потребителям, до прихода лабораторных данных из Томска.

Трибунский используя   момент, обратился ко мне с просьбой продать ему 19 тысяч кирпича на строительство собственного дома. Несмотря на большую потребность кирпича на стройках района и вообще завод частным лицам кирпич не продавал, но учитывая торжество момента, обсудив с Стремоусовым его просьбу, я разрешил, как исключение, бухгалтерии принять от него деньги по оптовым ценам. Впоследствии Трибунский из этого кирпича на улице Зелёной  построил аккуратный домик, это был первый жилой дом, построенный из молчановского кирпича. Этот дом и сегодня исправно служит его жильцам, хотя сам строитель давно ушёл из жизни.

Очередной номер районной газеты «Знамя коммунизма» вышел с большой развёрнутой на всю страницу статьёй под заголовком «Первый Молчановский кирпич». Где были интервью рабочих и мастеров, помещены фотографии, запечатлевшие моменты укладки кирпича на поддоны, погрузка их автопогрузчиком на грузовой автомобиль, выставка вагонеток из обжиговой печи. Завод начал работать, начал выдавать кирпич, началась заводская жизнь.30 июня 1970 года я издал приказ за №108, которым Молчановский промкомбинат упразднялся и переименовывался в Молчановский кирпичный завод, который начинал свою жизнь на Молчановский земле с 1 июля 1970 года.


Остатки теплостанции из молчановского кирпича.

И так завод родился, завод начал работать, но для меня как руководителя и ряда технических работников наступили не только чёрные дни, но и чёрные ночи. Спускались всё возрастающие планы производства кирпича, шли разнарядки на его поставку потребителям. Нужно было резко наращивать производство, но мы не могли этого сделать, так как на производстве кирпича катастрофически не хватало рабочих.  Нужно было по норме 112 человек, мы едва набирали 70-80 человек, к тому же многие из них были бездельники и алкаши, которые прошли не по одному кругу по разным организациям райцентра и везде от них избавлялись, а мы были вынуждены брать на  работу. А эта публика, как известно не горит трудовым энтузиазмом и разлагающе влияла на многих работников коллектива. А отсюда шли срывы графиков производства, нарушалась технология, что приводило к снижению качества продукции. Часто выходило из строя оборудование.

Но постепенно всё наладилось, стали наращивать производство кирпича, улучшилось его качество. Жизнь входила в свою нормальную рабочую колею, и уже в 1971 году завод выдал 5 миллионов штук кирпича. В последующие годы в общем трудовом режиме коллектив наращивал выпуск продукции, в том числе  и кирпича, выпуск которого довели в последующие годы до 6,5 миллионов штук.

Была одна характерная черта, все мы работали не за страх, а за совесть. У людей, с которыми я работал, и кого я знал из числа руководителей, не было стремления к обогащению, хотя и получали мы, в общем, небольшую зарплату. Я как руководитель получал основной оклад 170 рублей, такие оклады получали многие руководители и госслужащие среднего звена. Рабочие получали в зависимости от выработки, если человек не пил, хорошо работал, то зарплата доходила до 300 рублей. Были поощрения в виде бесплатных путёвок в санатории, на курорты. Рабочие завода получали хорошие премиальные при условии перевыполнения плана, другие поощрения. Постепенно на заводе сложился стабильный коллектив, работать стало легче.

После моего ухода с завода в июне 1980 года завод принял В.И.Галкин. В конце 80-ых годов, когда грянула Горбачёвская перестройка, остановилось строительство, и кирпич стал не нужен,  его производство было прекращено,  подобная участь постигла не только Молчановский завод,  но и целый ряд других предприятий.

В мою  бытность руководителя был построен завод, пусть он не стал крупным промышленным предприятием в масштабах района, таким как Могочинский лесозавод, Усть-чулымская сплавконтора или Молчановский леспромхоз, наш завод относился к числу средних предприятий, где было занято около 200 работающих. Таких предприятий в районе было много. Все эти предприятия работали для района. И наш  коллектив выпускал нужную народному хозяйству и населению района  продукцию.

Молчановский кирпичный завод рождался в великих муках, и жизнь его была короткой менее 20 лет. И тем ни менее благодаря ему получили жизнь многие предприятия района.


Руины бывших складов ГСМ и гаражей из молчановского кирпича.

Многое в райцентре, в деревнях района  построено из кирпича,  это кирпич  Молчановского  завода. Первыми промышленными объектами строились хлебозавод и нефтеперекачивающая станция,  расширилась база ПМК-938, строились 2 и 3 этажные жилые дома, сельхоз химия, мелиорация, ДРСУ, леспромхоз, больничный комплекс, кинотеатр, универмаг и много других промышленных, торговых и культурно-бытовых объектов, которые исправно служат людям и сегодня. Но, к сожалению, прекратили своё существование и практически разграблены: хлебозавод, аэропорт, пищекомбинат, маслозавод, сам кирпичный завод и целый ряд других, построенных с таким трудом, предприятий.

Бывший коллектив кирпичного завода своим трудом помог развитию не только нашего района. Вся выпускаемая продукция,  а особенно кирпич строго фондировались облснатсбытом. Молчановский район получал не более 30-40% от общего выпуска. Остальной кирпич отгружался за пределы района. Основными потребителями были предприятия Чаинского особенно Колпашевского районов. В летнее время много отгружалось баржами на строительство города Стрежевого. Так что в развитии других районов есть немалый вклад рабочих, инженерно-технических работников бывшего кирпичного завода.

Воспоминания  Гордеева П.Н., работающего с 1966 года по 1980 год директором  завода.

ещё ссылка на полный текст воспоминаний:https://molchanovozemlyachestvo.wordpress.com/2018/02/28/%D0%BC%D0%BE%D0%BB%D1%87%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%BA%D0%B8%D1%80%D0%BF%D0%B8%D1%87%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%B7%D0%B0%D0%B2%D0%BE%D0%B4/


Tags: Россия, СССР, Сибирь, Томская область, Фото, интересно, история
Subscribe

  • 15 апреля

    Целый день на ногах, общался с народом и фотографировал окрестности, погода солнечная, +12 в тени, даже лицо загорело как на швейцарском курорте.…

  • Коршуны и орлан-белохвост

    Вчера пытался снять двух орланов-белохвостов. Птицы здоровенные, размах крыльев больше двух метров и у нас тут как раз пара таких завелась, но они…

  • Имперские помещики и русские крестьяне

    источник перепоста: https://marss2.livejournal.com/4596201.html В начале 19 в. помещица Е.А. Голохвастова, знавшая в совершенстве пять языков и при…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • 15 апреля

    Целый день на ногах, общался с народом и фотографировал окрестности, погода солнечная, +12 в тени, даже лицо загорело как на швейцарском курорте.…

  • Коршуны и орлан-белохвост

    Вчера пытался снять двух орланов-белохвостов. Птицы здоровенные, размах крыльев больше двух метров и у нас тут как раз пара таких завелась, но они…

  • Имперские помещики и русские крестьяне

    источник перепоста: https://marss2.livejournal.com/4596201.html В начале 19 в. помещица Е.А. Голохвастова, знавшая в совершенстве пять языков и при…