konrad1975 (konrad1975) wrote,
konrad1975
konrad1975

Categories:

Свободу Анджеле Дэвис! (ц) Николай I

Уложения, разрабатывавшегося при Петре, в 1720-1725 годах. Статья 38-я утверждает право собственности помещика на детей, унесенных беглыми крестьянками "в утробе"! Статья 36-я гласит, что если крестьянки выданы замуж по выводным крепостям за крестьян других вотчинников, "а с собою принесли детей во чреве", то таких детей, по рождении, в случае требования о них со стороны бывшего владельца матерей, "отдавать по крепостям" назад. Изданный при императоре Николае I в 1833 году "Свод законов о состоянии людей в государстве" уже не в проекте, а формально-юридически определяет место крепостных в социальной системе страны. Статья 571-я "Свода" декларирует беспрекословное повиновение крепостных крестьян своим господам "во всем, что не противно общим государственным узаконениям". Статья 575-я продолжает собой регулярно возобновляемую в каждое правление традицию категорических запретов "недозволенных жалоб" крестьян на своих владельцев, и особенно -- подачу их лично императору. Статья 579-я узаконивает и без того распространенное вмешательство дворян в личную жизнь своих крестьян и дворовых и объявляет, что крепостные могут вступать в брак исключительно с разрешения помещика.
images (1)

Далее ещё немного текста про императора Николая I и его борьбу за свободу негров.















Статья 587-я примечательна для характеристики отношения христианского императора к жизни своих единоверных крепостных подданных: она предписывает в случае неумышленного убийства крепостного посторонним дворянином взыскать только в пользу его владельца цену за убитого, как за рекрута. Иными словами, гибель христианина, наконец просто человека, пусть и крепостного, закон рассматривает не как преступление, а как нанесение имущественного ущерба владельцу, требующее компенсации. Здесь проглядывает все тот же принцип, на защиту которого встает всей мощью государственная власть: "убыли ни в чем барском быть не должно"!




   Прочие статьи сочинены в этом же духе -- объявляют все движимое и недвижимое крестьянское имущество собственностью помещика, а также декларируют право господина применять телесные наказания исключительно по своему усмотрению.




   Замечательно, что такое положение собственного народа, находящегося в жестоком рабстве и безрезультатно взывающего к монаршей милости, не мешало императору Николаю I деятельно заботиться о положении чернокожих невольников в Северной Америке. В 1842 году выходит указ, грозивший наказанием тем из российских подданных, которые осмелятся участвовать в торговле неграми... Кроме того, император великодушно даровал свободу всякому чернокожему рабу, которому доведется ступить на российскую землю.




   Такое решительное выступление в защиту невольников на другом континенте, в то время как в собственной стране процветает рабство, казалось двусмысленным и труднообъяснимым. Этот странный указ, естественно, вызвал сильное недоумение в российском обществе. Поскольку торговать неграми в России мало кому доводилось, стали подумывать -- не намек ли это на скорое освобождение крепостных?! Общую растерянность того времени замечательно передал М.А. Фонвизин:[16] "Недавно правительство, увлекшись тем же духом подражания и европеизмом, решилось приступить к союзу с Англией и Францией для прекращения ненавистного торга неграми. Это, конечно, случилось в минуту забвения, что в России производится в большом размере столько же ненавистная и еще более преступная торговля нашими соотечественниками, христианами, которых под названием ревизских душ, покупают и продают явно, и присутственные места совершают акты продажи".




   А. Герцен был более резок в своей оценке этого николаевского указа: "Отчего же надобно непременно быть черным, чтоб быть человеком в глазах белого царя? Или отчего он не произведет всех крепостных в негры?"




   Эти, как представляется, справедливые вопросы остались без ответа со стороны императора. Но сравнение положения крепостных крестьян и североамериканских невольников стало популярным в России, особенно после выхода книги Г. Бичер-Стоу "Хижина дяди Тома" в 1853 году.




   Некоторые фрагменты этой книги буквально совпадали с реальностью крепостной России, с той только разницей, что вместо русских крестьян там продавали, разлучали с близкими по произволу господина и держали в колодках африканских рабов. Книга была пронизана обличением несправедливости и осуждением рабства, и стала чрезвычайно популярной у... россиских помещиков. Ее читали друг другу вслух в гостиных, возмущаясь жестокостью плантаторов, сочувствуя участи негров и совершенно забыв, что русский автор уже написал нечто подобное о рабской жизни своих соотечественников. Таковы причуды человеческой психологии.




Любопытно сравнить два небольших отрывка из книги А. Радищева и романа Г. Бичер-Стоу:




   "На следующее утро, часам к одиннадцати, у здания суда собралась пестрая толпа... Выставленные на продажу сидели в стороне и негромко переговаривались между собой. Женщина... Изнурительный труд и болезни, по-видимому, состарили ее прежде времени. Рядом с этой старухой стоял ее сын -- смышленый на вид мальчик четырнадцати лет. Он единственный остался от большой когда-то семьи, членов которой одного за другим продали... Мать цеплялась за сына дрожащими руками и с трепетом взирала на тех, кто подходил осматривать его..."




   "Наступил день и час продажи. Покупщики съезжаются. В зале, где оная производится, стоят неподвижны на продажу осужденные. Старик лет в 75... старуха 80 лет, жена его... Женщина лет в 40, вдова. Девушка 18 лет, дочь ее и внучка стариков... Она держит младенца, плачевный плод насилия, но живой слепок прелюбодейного его отца. Родив его, позабыла отцово зверство, и сердце начало чувствовать к нему нежность. Она боится, чтобы не попасть в руки ему подобного. Детина лет в 25, венчанный ее муж. Зверство и мщение в его глазах. Раскаивается о своих к господину своему угождениях. В кармане его нож, он его схватил крепко; мысль его отгадать нетрудно... Бесплодное рвение. Достанешься другому. Рука господина твоего, носящаяся над главою раба непрестанно, согнет выю твою на всякое угождение... Едва ужасоносный молот[17] испустил тупой свой звук, и четверо несчастных узнали свою участь, -- слезы, рыдание, стон пронзили уши всего собрания..."




   Когда из текста убраны точные указания на цвет кожи продаваемых и место действия, не так просто определить -- происходит это на русском севере или на американском юге.




   Барон Н.Е. Врангель вспоминал о своих детских впечатлениях от чтения "Хижины дяди Тома": "Большие удивлялись, как люди с нежным сердцем могут жить в этой бессердечной Америке.

http://samlib.ru/a/ali_s/rabstwo.shtml

это часть, по ссылке ещё много интересного.







Tags: Россия, интересно, история, люди, тёмная история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments